• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:30 

~37~

Никаких границ.
У меня рождаются и рушатся галактики.
Иначе это не назовешь...

03:21 

~59~

Никаких границ.
Шоссе в никуда.
Я еду вперед, жму на газ, а вокруг темнота и ни одного указателя на много миль вперед.
Устал морально и физически, иногда хочется послать все к черту, сказать всем что хочу вернуться домой и уйти в холодную, темную ночь. Но продолжаю улыбаться, всем отвечать, реагировать, а внутри черепной коробки мечется загнанный человечек и кричит, во все горло, что он устал, что больше не может так.

Я изменился, иногда мне кажется что я уже умер.

01:15 

~55~

Никаких границ.
Три раза сегодня нажимал на "новую запись". Три раза писал ~55~. И никак не мог решить, о чем же я хочу написать. Это на самом деле сложно, когда хочется просто сжать кулаки и закричать, потому что изнутри разрывает. И вот, вместо того, чтобы как планировал лечь спать пораньше, я час пялился в монитор выполняя ряд дыхательных упражнений и раскладывая мысли по полочкам.
Во-первых: я очень рад что мне еще, или уже, не наплевать на кого-то, но уходить из сети предварительно бросив монетку, чтобы убедится, что выбор правильный - это за гранью моего понимая. Однако же я это сделал, значит придется понять.
Во-вторых: я не хочу это смотреть. Но буду. Потому что рухнувшие отношения с судебной медициной не отбили у меня желания познать природу человеческой жестокости. Поэтому я, блять, буду это смотреть, через нехочу и рвотные позывы. Приплыли. Может где-то в глубине подсознания мне нравится наблюдать человеческие мучения, не знаю, надеюсь что нет.

08:24 

~36~

Никаких границ.
Тебя больше нет.
От этих слов я проснулся. От слов песни, которую я давно забыл.
Гребаный город. Я чувствую его, я помню его.
Я снова не могу спать.

22:08 

~35~

Никаких границ.
19:45 

~34~

Никаких границ.
Сначала я испугался. Потом взял себя в руки, все осмыслил и испугался еще сильнее. Уже давно я не испытывал того теплого чувства духовного магнитизма, когда хочется довериться человеку, видеть его чаще, чем пара-тройка раз в месяц и безоговорочно, без внутреннего содрогания впускать его в личное пространство. Кажется это называется дружеская привязанность, но для меня это понятие давно приобрело очень размытый смысл, который, впрочем, однозначно не включал в себя вышеописанные ощущения. Это и дало повод для страха, потому что самостоятельно я, привыкший тщательно раскладывать себя по полочкам, разобраться с внезапно нахлынувшими чувствами не мог.
Если быть точным, то меня уже десять лет не посещало восторженное и одновременно смущенное желание рассказать о себе все, открыться кому-то, потому что внезапное доверие кажется настолько правильным, насколько это вообще возможно. Страх же заключался в том, что не означает ли эта неожиданная привязанность то, что я отдаляюсь от того человека, которому открылся так много лет назад.
Но нет, не означает.

- Мы не друзья, мы братья.
- Ага. Как там было: c патологической, психологической, иррациональной и эротической зависимостью друг от друга.
- Именно. А это значит, что мы вполне можем позволить заводить себе друзей без ущерба нашей патологической... и что там дальше.
- Ты хотел сказать нормальных друзей?
- Ты меня понял.

19:23 

~32~

Никаких границ.
Кажется мне начинает нравится температура. Чем она выше, тем больше похожа на опьянение - пока бредишь можно ничего не скрывать.

02:47 

~31~

Никаких границ.
Masquerade... Paper faces on parade ...
Masquerade... Hide your face, so the world will never find you...
Masquerade... Every face a different shade ...
Masquerade... Look around - there's another mask behind you...

00:37 

~30~

Никаких границ.
Первый раз я попал на это кладбище, когда мне было меньше шести лет. Сквозь толпу я видел Его профиль, резко выделяющийся на фоне бледного серого неба. Я видел Его синеватую кожу, впалые щеки и плотно сомкнутые веки. Близко к Нему меня не пускали, но я все равно срезал две белых розы и попросил маму положить их Ему в гроб.
Это были вторые похороны в моей жизни, но первые я почему-то совсем не запомнил. Пару лет назад я правда воскресил воспоминания, найдя в глубине старого комода конверт с фотографиями. Не знаю кому пришло в голову фотографировать похороны, но теперь я знаю, как выглядел отец, перед тем как исчезнуть навсегда.
Но по-настоящему мне в память именно то кладбище, старое, деревенское, с разваливающейся часовней. Можно сказать я там бываю часто. Чтобы положить две белых розы на каждую свежую могилу со "своей" фамилией.
Сегодня утром я опять должен был быть там.

20:36 

~28~

Никаких границ.
Какая-то тонкая ирония есть в том, что из еды дома остались только ананасы и шампанское.

02:43 

~27~

Никаких границ.
- Дрозд, дрозд, ты меня накормил?

- Накормил.

- Ты меня напоил?

- Напоил.

- Рассмешил?

- Рассмешил.

- А теперь, напугай.

02:19 

~24~

Никаких границ.
Надежда - глупое чувство, как говаривал хороший друг всех чудиков не от сего мира Махи Аинти. Я же, свою очередь, просто в очередной раз убедился в этой досадной аксиоме. Можно во что-то верить, но нельзя пускать надежду в сердце, потому что именно разочарование от рухнувших надежд - самое жестокое.

06:00 

~23~

Никаких границ.
Моцарт в на наушниках, задымленное помещение согретое одной лишь настольной лампой. Работа. Много работы. И надо внять голосу разума и взяться за нее, но я рисую то, что рвется из глубин сознания. Портрет моей души, линию за линией, забыв про головную боль и про то, что скоро рассвет. Мне нужно его вынуть из себя, выплеснуть черной тушью на белый лист, а потом спрятать за личиной простой картинки на глазах у всех. Это еще не одержимость, но я дождусь ее, чтобы довести портрет до совершенства.

23:56 

~20~

Никаких границ.
Непереносимое ощущение одиночной камеры.

00:24 

~19~

Никаких границ.
Хороший... Это не совсем точное и полное определение. Долгожданный - вот истинная суть этого человека для меня.
Я давно ждал того, на кого смогу отвлечься, и кто отвлечет меня на себя, так чтобы все было не только "можно", но и "хочется". И даже больше "хочется", чем "можно".
Возможно он, долгожданный, это всего лишь первый шаг к свободе, а может быть судьба, которая долго подкарауливала за углом, пока я наконец-то не решился за него зайти. Это не важно. Главное... А что главное я и не знаю, да и это не важно тоже.

00:47 

~16~

Никаких границ.
Я обязан это сохранить. Для себя. Чтоб не забывать.

"Давай обьясню свою позицию. Один раз и больше повторять не буду. Я люблю тебя настолько, что если бы я не держал себя в рамках и не был таким отмороженным - я бы свихнулся. Потому что для меня нереально отпустить себя полностью и при этом в таком количестве сраться, быть далеко друг от друга и ревновать. Понял? И если у тебя появиться что-то подобное и ты решишь сыграть "на другой стороне", то вполне возможно что мой лисий инстинкт самосохранения вырубит все мои чувства к тебе моментально и бесповоротно. По крайней мере я на это надеюсь".

21:41 

~14~

Никаких границ.
Мое сердце довольно странная штука. Оно без участия и ведома мозга запросто выбирает к кому прикипеть и потом заставить его передумать практически не возможно. Да я и не пытаюсь, потому что еще не было случая, когда выбор сердца я не одабривал. Более того, в тех, кого выбирает сердце, я даже перманентно немного влюблен. Или не немного.
Только это нельзя путать с настоящей влюбленностью, потому что сердце по большому счету занято, а тех, кого оно выбирает, оно держит рядом с собой, но внутрь не пускает.

00:19 

~17~

Никаких границ.
Ничего себе минетик... Тоесть, ммм, поработал.

00:44 

~11~

Никаких границ.
Красивые девушки присылают мне красивые песни.
Я их слушаю, улыбаюсь и говорю, что мне нравится, и они присылают еще.

Красивые юноши рисуют мне красивые картинки.
А я рисую картинки им в ответ, на которых изображены они вместе со мной.

Они верят мне, они готовы полюбить меня, потому что я, единственный для каждого, нахожу каждого единственным для себя. O Fortuna.

O Fortuna
O Fortuna
velut luna
statu variabilis,
semper crescis
aut decrescis;
vita detestabilis
nunc obdurat
et tunc curat
ludo mentis aciem,
egestatem,
potestatem
dissolvit ut glaciem.

01:28 

~9~

Никаких границ.
Гребынай неисправимый мудак.
А тебя я не звал...
А меня, бля, и не надо звать, я сам прихожу, когда захочу.

И вообще мог бы оценить этот порыв, я не всегда такой псих, чтоб возвращаться к человеку, которые мне все нервы истрепал, в грязь втоптал и вообще пол жизни испоганил неадекватностью своих слов и поступков.
Ну не могу я, не могу стереть из головы человека, которого считал лучшим другом.
Но, видимо, не взаимно.

Записки на обгорелых страницах

главная