J M
Никаких границ.
Проблема большинства сильных обезбаливающих в том, что они содержат кофеин, и если пришлось выпить таблетку на ночь, то со сном можно попрощаться. Я уже лежал в темноте и изучал непостижимую жизнь ночных сквозняков и теней за окном, когда понял, что мой мозг медленно, но верно загружается мыслями и как это часто по ночам бывает - не самыми приятными.
Недавно Машенька в очередной раз упражнялась в прикладной не то астрологии, не то эзотерики, на моей случайно подвернувшейся персоне. Долго изучала какие-то таблицы, много курила, озадаченно кивала и загадочно улыбалась - вылитая Ленорман в новой редакции. Диагноз вынесла не радужный, но и не неожиданный - ты, говорит, перегорел, ходишь с пустой стекляшкой внутри, а в ней перекатывается пепел от вольфрамовой проволочки. Разнообразие это конечно хорошо, но тыкать все пальцем, обнюхивать и пробовать на язык - это явный перебор, ты попросту обожрался разностью и потерял в этом смысл. А теперь все для тебя холод, тоска и неудовлетворенность. Еще чуть-чуть и будешь как Дракула из "Ван Хельсинга" - ни радости, ни боли и заебись.
Киваю, курю, машинально глотаю горькую отраву что в местных казематах кофе зовется. Что ей отвечать, что и так все знаю и не имею ничего против? Еще чего доброго стукнет. Объяснять что личность моя как лоскутное одеяло сшито из разномастных клочков и каждый клочок рвется к своему рулону ткани? Дохлый номер. Вот и делаю вид, что сие экзистенциальные ужасы трогают меня до глубины души и мне нужно срочно узнать как же себя несчастного из этой тьмы вытаскивать.
Пока тени медленно перекатываются по потолку я вспоминаю тот вечер и думаю о том, что глупо наверное было кого-то еще в свою жизнь пускать, а я не просто пустил, я нашел и затащил, старательно оправдывая себя тем, что этого-то мне и не хватает. Лох. Теперь каждый лоскуток моего одеяла вопит свою песню, кто дурным фальцетом воет от паранойи, кто-то сумрачно стенает о позитивной динамике по части близости, а кто-то нашептывает на ухо - делай ты что угодно, только не забывай, тебя кто-то ждет теперь. Шепот тут же заглушается воплями паранойи.
И под это я пытаюсь заснуть.