J M
Никаких границ.
Где-то после третьей чашки эспрессо-романо меня наконец прорвало.
- Я вспомнил за что так люблю свое одиночество.
- Ты свое одиночество любишь за меня.
- В смысле я свое одиночество люблю вместо тебя, или я люблю его за то, что в нем есть ты?
- И то, и другое.
Улыбается. Я тоже пытаюсь, получается криво. Кажется одна сторона моего лица пытается быть честной и остается неподвижной, другая же продолжает врать. Впрочем ни кого это не смущает.
Я вообще очень улыбчивый, но это скорее дань работе с людьми, отработанная годами тренировок привычка. Вот только с ним и могу расслабиться, жаль получается только наполовину.
- Ты посмотрел "Запределье"?
- Да. Спасибо, это было красиво и хреново.
- Знал, что тебе понравится.
- Что еще предложишь, для дальнейшего отравления мозга?
Почему-то в этот момент я думаю о северных морях, омывающих холодные берега. О пасмурном небе и солнце, которое слабо пробивается сквозь пелену облаков. В переводе на человеческий язык - это мое спокойствие, внутренняя гармония. Пусть вода этого моря будет моей кровью, а холодный берег моей плотью, безразличное небо - моими мыслями, а солнце - глазами.
А сердцем пусть станет северный ветер.